Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
20:43 

Кресло #9.3: Рассказ №3


Перед тем, как читать этот рассказ, поглядите, пожалуйста, вот эту ссылку. musstudent.ru/biblio/48-music-theory/82-musstud...
А ещё лучше – прочитайте из неё раздел «звук. Тогда кое-что станет чуточку более понятным. (:
- прим.автора


По руке Тимми поползла мерзко поблёскивающая в свете факела многоножка. Он вскрикнул и стряхнул насекомое куда-то в сторону.
- Эй, что ты там? Раскопал?
-Почти. Сейчас.
Тимми ножом соскоблил хлопья ржавчины с петель люка, выскреб из щели песок и ещё раз дёрнул ручку, которая, по их с Лином рассчётам, могла привезти чуть ли не в другое измерение. Ручка поддалась, да ещё как – парень дёрнул настолько сильно, что люк слетел со старых петель.
-Ты в порядке, брат? – спросил Лин, оценивающе глядя то на Тимми, трущего
ободранную руку, то на лаз в тайную комнату. Из дыры тянуло старыми благовониями и каким-то жертвенным алкоголем – он не мог определить, что это было лет пятьдесят назад.
Лин осторожно посветил факелом в дырку. Там было не очень глубоко – метра два с половиной в высоту, может, три – не больше. Лесенку, по которой спускаться вниз, Магистр сотоварищи, видимо, приносил с собой в случае необходимости.
-Горный ликёр. – потянув носом затхлый воздух, опознал Тимми, – развлекались
тут старики под музычку.
Лин покачал головой.
-Лин, ты чего стоишь? Я раскопал, ты лезь первый.
-Слушай, Тимми, может, не надо? Это, всё-таки, Первый Ряд к Первозвуку.
-Да хоть к Протозвуку. Мы станем счастливыми, чувак.
Старший брат едва заметно улыбнулся и вручил факел младшему. И ловко спрыгнул вниз. Тимми скинул ему факел, тут же выхвативший из темноты огромную птичью голову. Лин шарахнулся от головы и напоролся на что-то длинное, острое и металлическое.
Две статуи ибисов стояли по бокам от входа, как бы приветствуя пришедших. У обеих птиц на головах красовались засохшие венки из цветов, видовую принадлежность которых определить было затруднительно, особенно после того, как Тимми осторожно прикоснулся к одному из венков и тот рассыпался в пыль.
У дальней стены, на пушистом ковре со звериным узором, стоял сундучок. Тимми издал какой-то радостный вой и с видом расхитителя гробниц направил свои шаги к сундучку. Лин схватил его за руку.
-Тимми.
-Чего? – усмехнулся младший.
-Тимми, если бы ты не был моим братом, я бы и представить не мог, что ты
учишься в Храме Звука. Может, будешь поосторожнее?
-На практике всегда всё иначе, чем в твоих любимых книжках, - пожал плечами Тимми, - но если ты хочешь отобрать у меня возможность первым поглядеть на эту бирюльку – пожалуйста.
Лин вздохнул и поднял сундучок с ковра, заставленного всякой традиционной атрибутикой. На крышке не было ни замков, ни предупреждений, ничего, но сундучок был явно тот.
Тимми заглянул брату за плечо.
-Ты видишь что-нибудь?
-Нет. Полагаю, ты спросил меня потому, что сам не видишь?
-Именно. Можешь открывать, Тимми.
-Не, так неинтересно. Давай ты.
Лин осторожно откинул крышку. На золотистом бархате внутри лежало что-то, завёрнутое в такого же цвета шёлк. После не менее осторожной процедуры разворачивания, перед братьями предстала самая обыкновенная деревянная флейта.
Да, она была инкрустирована перламутром и расписана яркими красками. Но это была самая обыкновенная деревянная флейта.
-Хм. Дай-как сюда.
-Не сожги. Дай сюда факел.
Младший послушно отдал факел и взял в руки флейту.
-Ничего не чувствую. Хотя стой...
-Что?
-Одна из нот должна оказаться Протозвуком, вторая – Первозвуком. Первозвук – это первый символ первого ряда к Протозвуку, верно? А вместе – тот самый Потерянный Аккорд?
-Ещё как. Это даже ты знаешь. И что из этого Протозвук? У нас на ярмарке такие же, с позволения, Протозвуки продавались.
-Нет, - покачал головой Тимми, - я чувствую. Она другая. Давай выберемся отсюда, а то...мало ли что.
-Хоть какая-то рациональная мысль от тебя за этот день, - довольно фыркнул Лин, отдал факел брату и, оперевшись на статую ибиса, полез наверх.

Лин вдохнул горный ветер и запах лесных цветов. По бокам были оранжевые, выветренные скалы, на площадках которых лепился лиственный лес, а впереди – глубокая долина с вьющейся змейкой реки. Змейка ползла по зелёному лугу и красно-белому пятну города.
-Теоретически, - начал он, - ты должен сначала играть Потерянный Аккорд, а потом все аккорды Первого Ряда к нему. Но ты же знаешь, что Звук на таких уровнях – это не просто звук, в традиционном понимании. И это ещё как-то должно сделать нас с тобой счастливыми ребятами.
-Да, тут нужен...импульс, верно.
Лин кивнул.
-И, по легенде, это должно быть что-то такое, вроде того, что создало этот мир.
Если рассуждать логически, хотя это сложно с легендами, то ты сейчас должен делать что-то вроде создания нового мира. Может, его, всё же, в Орден отнести, или ещё лучше, положить на место?
-Нет. Я, пожалуй, попробую.
-Уверен?
Тимми ещё раз окинул взглядом долину и рыжие скалы. Потом посмотрел на пёструю флейту с мелким рисунком из каких-то зверей, птиц и цветов. Ещё раз внимательно рассмотрел рисунок.
-Да, пожалуй, уверен.
Тимми приложил к губам флейту и взял первый аккорд. А потом Тимми заиграл, как бог. По крайней мере, так невольно подумал его брат.
Они так и стояли – Тимми играл без остановки, а Лин смотрел на него. Музыка казалось самой обычной, хорошо исполняемой мелодией для флейты, но в неё было что-то, как Тимми недавно сказал, другое.
Это другое впечатывалось в подкорку Лина, словно пальцы брата бегали не по флейте, а по его мозгу, оставляя едва заметные следы.
А потом он внезапно осознал, что теперь Тимми будет так играть вечно, и надо бежать в Орден, чтобы Магистр что-то сделал, пока не поздно.


Мастер Оренкур Фрин не сказал ни слова осуждения, только допил коньяк, и даже не приказал Лину вести его к месту их с братом преступления. Врочем, это было и понятно – кому же, как не магистру Ордена Звука, знать, где находится Первый Ряд.
Когда Лин и Мастер Оренкур повернули к пещере, Мастер первый раз услышал, что играл Тимми, прищёлкнул языком и так прибавил шагу, что его спутнику пришлось чуть ли не бежать за ним.
На лице младшего из братьев застыло счастливо-одухотворённое выражение лица. Он явно был счастлив.
-А где вы нашли, как именно надо играть? – спросил Мастер Оренкур, проведя
беглый осмотр пострадавшего. Хотя, судя по выражению лица, Тимми был бесконечно счастлив.
-А мы не... Понимаете, ведь Тимми прекрасный практик. Ему хватило того немногого, что знал я. Ничего запретного, только основные постулаты.
-Действительно. Лин, у меня давно не было учеников, которые могли бы провернуть нечто...подобное.
Парень понял, что наказывать его не будут. Или будут, но...но в уголовном порядке. Он ещё раз посмотрел на счастливое лицо брата, на его тёмные волосы, которые казались бронзовыми в лучах солнца, и на пёструю флейту.
-Мастер Оренкур, а с ним ещё можно что-то сделать, или?..
-Попробуй сам ответить на этот вопрос, Лин. У тебя должно получиться.
Лин сглотнул комок в горле.
-Нет, не получится. Звук неотделим от мира, в котором пребывает. В сознании Лина находится мир, который он создаёт, и звук издаёт тоже он. А флейта почти обычная, её сила не делает в этом всём погоды.
-Флейта совершенно обычная. Абсолютно.
-Мы его что, так и оставим здесь?
-Ну, не убивать же счастливого человека. Ты всё равно его не сможешь оторвать от земли. Всё равно, что сдвинуть галактику.
-Тогда пойдёмте отсюда, Мастер.
-Ээ, погоди, Лин.
-Пожалуйста. Если вы хотите что-то сделать со мной – то давайте вы сделаете это где-нибудь в другом месте. Где Тимми не играет.

Лин уныло ткнул ложечкой сливки на поверхности «Летнего Яблока», любимого коктейля из горячего яблочного сока.
-Эй, парень, ты же знаешь, что мы с тобой теперь счастливые? – подмигнул ему Магистр.
-И в чём же заключается наше счастье?
-Да на тебя жалко смотреть.
-Я убил брата. Нет, хуже, чем убил. Ещё я нарушил запрет.
-...и теперь тебя, кстати, изгонят из города, потому, что тебе уже исполнилось двенадцать, и даже четырнадцать. Кстати, твой брат действительно самый счастливый человек на этом свете, а эта песня...проверь-ка свой карман.
Лин послушно засунул руку в карман куртки и нащупал там простую деревянную флейту.
-А теперь сыграй что-нибудь.
-Это такое наказание, да? Я тоже буду играть и не смогу остановиться?
-Считай, что это так.
Он скорбно вздохнул и наиграл мелодию городского гимна, в которой, к его ужасу, неуловимо слышался мотив Первого Ряда к Первозвуку.
Девушка за соседним столиком обернулась и пристально посмотрела на него. Заметив, что она встала и приближается к столику, за которым сидели они с Магистром Оренкуром, Лин перестал играть, чему несказанно обрадовался.
-Я просто хотела сказать, у тебя славная песенка, мальчик, - улыбаясь, сказала девушка. – Научишь?
-Научу, конечно. Я всегда хотел учить людей музыке.
Ощущение счастья словно впилось в Лина, и всё вдруг стало понятно. В основном то, что теперь он самый счастливый человек на свете.


-И что, он действительно может научить любого человека этому мотивчику, который делает счастливым? – спросил Карн Лосторин, младший Магистр Ордена Звука.
-Да, так и ходит. Я же его видел недавно – вырос, и почему-то носит белую кошку за пазухой. Самое удивительное, что за ним ещё никто не увязался.
-И что, люди действительно становятся счастливыми?
-Представь себе, да. Но только те, кто не знает, что сейчас их будут делать счастливыми.
-Так почему ты не оставил его при Ордене, Оренкур? Ты же мог, чёрт тебя дери!
-Я уверен, Карн, что так от него куда больше пользы. И куда меньше вреда.
-А этот...второй? Он всё ещё там стоит?
-Нет, да что ты. Сошёл с ума на третью ночь.
-Так может, всё-таки, вернуть этого твоего Лина? Он же талантливый парень, получается.
-И что ты будешь с ним делать? Продавать билеты на выступления?
-Конечно. И дороже всего будут билеты на первый ряд.



Коняшка Гим

@темы: Зелёная Кнопка, Творчество

URL
Комментарии
2011-06-01 в 21:25 

Nevklidy
Hyperborean
Кони, многоножка - не насекомое! *ушёл читать дальше*

2011-06-01 в 21:35 

Nevklidy
Hyperborean
Кони, Кони.... *качает головой*

2011-06-08 в 16:59 

Nevklidy
Hyperborean
Так вот, Кони. Что за фигня?
В смысле, ты уже сама всё скажешь, но я на всякий случай ещё раз строго на тебя посмотрю. *смотрит строго*

   

Зелёный Круг

главная