10:16 

Зевок #21

Рассказ Кони Гим


Сизоворонка. (О чём поёт птица-сизоворонка?)

В гладь Алтайского озера смотрелись тёмно-синие горы с белыми шапками и видели там рядом с собой тысячи звёзд. Рори сидел на берегу озера и курил сигарету, вдыхая дым, смешанный с прекрасным горным воздухом. Нигде на свете, наверное, больше нет такого воздуха.
Рори докурил сигарету, потушил её об песок и пошёл к костру, чтобы сжечь окурок - казалось преступлением бросить его здесь.
У костра, разведённого на опушке леса, сидели дети - юридически они изучали у Рори и Мары английский язык, на практике же ездили с ними в разные поездки, учились разводить костры, пели песни и слушали разные сказки. При этом дети были уверены, что Рори не знал русского языка. У него и имя-то было какое-то не русское - Рори, и для детей именно это было его настоящее имя, а не Александр Васильевич Семёнов.
- Там Рори идёт, - заранее оповестила всех Рэнка, самая старшая девочка. У Рэнки были прекрасные золотистые волосы и почти отсутствовали брови, но всё равно она была красавицей. "Fiery beauty", как говорил Рори.
- Hi, lads, any news? - улыбнулся им Рори и бросил окурок в костёр. Дети подвинулись, чтобы он сел.
- Hello, Rory. Would be nice to get a bit of singing, - изъявил общее желание Кевин.
- Yep, we were just wondering if you could play us something, - поддержала его Рэнка. Рори улыбнулся.
- Right, I'll then pick the guitar in a sec.
В группе по изучению английского все, кроме Рэнки и Ричарда, носили настоящие английские имена. Ричард был младший и это было его настоящее имя, а Рэнка ни в какую не захотела расставаться со своим хитрым производным от имени "Ирина". Детей всего было семеро - Рэнка, Рик, Кевин, Шелли, Энни, Дуглас и Джинни, и всех их Рори, конечно же, любил, как своих. Зачастую он проводил с ними куда больше времени, чем их собственные родители, и это заставляло его чувствовать себя неловко, но сейчас Рори понимал - вряд ли в противном случае дети бы оказались сейчас все вместе у озера Шавлинского, до которого шли в гору целый день.
Ночь была великолепна, лес вокруг тоже великолепен, и Рори знал, что сейчас будет здорово всем вместе петь. Поглощённый своими мыслями, он влез в палатку, чтобы достать гитару. Внутри палатки сидела Мара и пыталась что-то читать при свете фонарика.
- Shall we sing? - галантно пригласил её Рори. Мара оторвалась от книги и посмотрела на него прекрасными серыми глазами.
- Я очень устала, Рори.
- А что читаем? - учитель английского потянулся к корешку книги и смешно упал на матрас. Гитара обиженно загудела, а жена улыбнулась.
- "Великий Гэтсби".
- Фу, читать про этих богатых нью-йоркцев на Алтае. Иди лучше к нам. У нас веселее.
- Ну ладно. Пойдём.
Когда они вернулись, у костра было подозрительно тихо, только в лесу кричали какие-то птицы.
- Rory, don't you know what bird is it? - спросил Рик, самый младший из ребят.
- Which one? - спросил Рори. Он был не очень силён в орнитологии.
- The "rock-rock-rock" one. Listen, it's still over there.
Рори прислушался. Действительно, на фоне остальных звуков выделялось "рок-рок-рок", но он понятия не имел, что это за птица.
- Don't know, - он улыбнулся и сел на освобождённое для него место, - rocking bird.
- European roller, - вдруг подала голос Мара. Все обернулись.
- По-русски - сизоворонка, - уточнила девушка, - их очень много здесь и в Казахстане, а зимой они улетают в Африку. Это очень редкая птица.
- А какая она, сизоворонка? - спросила Джинни.
- О, она очень красивая. Грудь и живот у неё ярко-голубые, крылья рыжие с чёрным снаружи, а изнутри - тоже голубые.
Рори с гордостью посмотрел на жену с высшим биологическим образованием. Мара села прямо на траву и стала рассказывать о том, как живут сизоворонки, как выводят птенцов и как живут в стране Анголе, и вдруг Рори её перебил.
- Mara, but what is it singing about?
- Singing...who? - от неожиданности Мара перешла на английский.
- Sizovoronka. What is the rocking bird singing about?
- А... Ага, - девушка кивнула, - ребята, я знаю, о чём поёт птица-сизоворонка. Может, сами догадаетесь?
- Она поёт "рок-рок-рок", - предположила Рэнка, - может, о судьбе?
- Brilliant idea! - воскликнул Рори. Мара улыбнулась.
свете костра она была похожа на сфинкса со своей загадочной улыбкой.
- Нет, - ответила она, - будете гадать ещё?
Ребята погадали ещё, впрочем, без особого энтузиазма, а Рори предположил, что она поёт о "сексе, наркотиках и рок-н-ролле, как говаривали у них в старой доброй Британии".
- Нет, ребята. Птица-сизоворонка поёт "не спать". Она будит всех заснувших в степях, лугах и на опушках.
Нигде на свете вы не найдёте зоопарка, в котором жила бы сизоворонка. Она, как и большинство птиц, не может выжить в неволе, каждой птице нужно летать, а сизоворонке и подавно, ей нужно много-много свободы, почти как орлу. Если птицу-сизоворонку посадить в клетку, то ей будет некого будить, а если ей некого будить, то и жить незачем, и тогда сизоворонка умирает. Когда кто-то очень устаёт, будь то зверь или птица, или человек, и хочет лечь спать прямо на земле, не дойдя до своего дома, то сизоворонка летит и поёт "не спать, не спать, не спать", "рок-рок, рок-рок". Поэтому ей всегда нужна свобода, чтобы летать и видеть всех уснувших, и будить их, чтобы их не съели дикие звери. Вот о чём поёт птица-сизоворонка.
Дети слушали Мару молча и молчали ещё долго, глядя, как высоко в небо улетают искры от еловых веток. Сизоворонка давно кончила своё "рок-рок-рок". Потом Рори стал перебирать струны гитары и скоро уже все ребята пели песенку про осьминога. Они пели эту песенку чуть ли не с самого первого занятия - всем давно было уже не по три года, но про осьминога обязательно надо было спеть.
Только Рэнка сидела, смотрела, как улетают прямо в небеса еловые искры и молчала, а потом раньше всех пошла спать.
**
- Шелли, а где Кевин? - спросила Рэнка за завтраком, большими глотками отхлёбывая кофе, - ты рано встаёшь, он, наверное, ушёл куда-то?
Шелли удивлённо посмотрела на подругу.
- Я думала, он спит ещё.
- Нет, Шелли.
евушка поставила кружку на стол, сорвалась с места и побежала в спальню. Позвонила Кевину на мобильный - мобильный отозвался из горы бумаг, чашек и книжек на столе.
- О чёрт... Чёрт, чёрт!
огда Шелли вошла в комнату, заинтересованная происходящим, она застала Рэнку натягивающей старые джинсы.
- Он что, опять...там? - спросила Шелли.
- Да, да, чёрт возьми! Где мои кросовки? А, вот, нашла...
энка надела кроссовки, завязала волосы, уже давно не золотистые, чтобы не мешались, на ходу бросила в рюкзак мобильники - свой и Кевина, и побежала к двери.
- Стой, я с тобой!
евушка обернулась. За ней в дверях стояла хрупкая брюнетка Шелли.
- Куда тебе со мной, если мы вернёмся, то звонить тебе будем! - рявкнула Рэнка и выбежала на улицу.
Холодный октябрьский ветер набросился на неё, одетую в верх от пижамы с динозавриком и джинсы, но Рэнке было не до того, чтобы обращать внимание на ветер и, тем более, взгляды прохожих.
Она пробежала через двор и побежала вдоль трамвайных рельсов по улице Герцена, до баскетбольной площадки у английской спецшколы, потом повернула направо.
Трамвай взвизгнул тормозами. Рэнка в последнюю минуту прыгнула и её только слегка задел угол трамвайной морды. Она, наверное, в очередной раз порвала джинсы и содрала кожу с ладоней, когда падала, но сейчас нельзя было обращать внимания на такие мелочи, и Рэнка побежала дальше, к пруду, спрятанному среди старых деревянных домов.
"Северо-Запад, Юго-Восток, беги против часовой стрелки," - она пробормотала под нос вспомнившуюся вводную фразу к игре в компас, абсолютно ничего не означавшую, и вбежала в дверь маленького домика на берегу.
За дверью были красно-оранжевый песок, золотая высохшая трава и ярко-синее небо.
"Айерс Рок", - подумала Рэнка, глядя на красневшую вдалеке скалу, похожую на огромную красную кнопку.
- Кевин! - крикнула девушка, - Кееевиин!
Крик улетел в нагревающийся воздух Австралийской пустыни. Рэнка стала вглядываться в пустыню, в склоны монолита, пока не увидела человека, стоящего, подняв руки, у самого подножия Айерс-Рок, среди чахлых деревьев. Она побежала вперёд.
Кевин стоял без рубашки, не двигаясь и глядя на какую-то точку на вершине горы. Солнце жгло его плечи, с которых уже почти сошёл летний загар, было невыносимо жарко, но Кевин стоял и смотрел на Айерс-Рок, как загипнотизированный.
Рэнка разбежалась и прыгнула на него сбоку, сбив с ног.
- Зачем ты это делаешь, идиот? - крикнула она и ударила Кевина по щеке. Парень удивлённо и устало посмотрел на неё.
- Я хочу, чтобы пошёл дождь. Там, в пещерах - водолазы.
Рэнка встала с земли.
- Встань. Или хотя бы сядь. Тогда будет лучше.
Кевин послушался и попытался встать. Манёвр удался ему с трудом - он тут же упал обратно на песок и сел.
- Какие, к чёрту, водолазы? В прошлый раз ты хотел перекрасить пустыню в синий цвет, в позапрошлый - ночью влезть на пирамиду Хеопса, а ещё раньше - достать батискаф из Марианской впадины.
- Да. И каждый раз ты мне не давала этого сделать.
- Очнись, Кевин, очнись, ты поступаешь так, словно это твой сон.
Кевин сделал титаническое усилие и встал. Он не мог выносить, когда Рэнка смотрела на него так, сверху вниз.
- Рэна, выслушай меня.
Рэнка бросила на него взгляд, который, наверное, просветил бы насквозь, как рентген, если бы это было необходимо.
- Ты мне объяснишь, зачем ты это делаешь?
- Да.
- Объясняй.
Рэна села на камень, лежавший в тени деревца. Кевин подошёл и сел на камень рядом.
- Три дня назад я увидел в Интернете рисунок. Достань его из сумки, пожалуйста.
Рэнка удивлённо открыла рюкзак и действительно достала лист формата А4, на котором был напечатан рисунок.
- Это?
- Да. Посмотри на него.
На чёрно-белом рисунке изображались пятеро водолазов со шлангами, торчащими из голов и уходящими за край рисунка. Водолазы сидели на камнях. Внизу рисунка была подпись:
"В ожидании потопа
Сидят на камнях водолазы и ожидают начало дождя. Или потопа. Всё ждут и ждут, не сходя с места. Здесь ни одной капли не упало на сухую землю, а там - вихрятся тучи, сплошной стеной стоит небесный водопад, ветер приносит влажный запах ливня и мокрой травы. Но водолазы ждут ЗДЕСЬ и ТЕПЕРЬ. И пусть кто-то скажет, что они не правы."
Рэнка прочитала подпись и задумчиво посмотрела на Кевина.
- Ты хочешь, чтобы на тебя пролился этот самый водопад, как на водолазов? Чтобы ЗДЕСЬ и ТЕПЕРЬ?
- Думаешь, я не могу вызвать водопад?
- У тебя нет скафандра, как у водолаза, милый Кевин, ты захлебнёшься. Пойдём домой.
Кевин хотел было что-то сказать ей и даже открыл рот, но в самую вершину горы ударила чёрная молния. Она ещё стояла у обоих перед глазами, во всей своей пугающей черноте, когда раздался гром.
- Бежим отсюда! - закричала Рэнка.
- Подожди!
В небе промелькнула ещё одна молния, но не исчезла, а стала медленно раздвигать куски, на которые разрезала небо, открывая взгляду миллионы звёзд.
- Я должен стоять здесь.
- Да очнись ты, чёртов вундеркинд! - она схватила его за руку и потянула, но на этот раз Кевин стоял прочно. Рэнка упала на колени.
- Смотри, Рэна, оттуда Что-то Вылезает.
з трещины и вправду Что-то Вылезало, такое же чёрное, как и сама трещина. Это что-то явно было живым. Оно спустило из своей трещины белую верёвку и стало медленно по ней спускаться.
Рэна закричала и резко ударила друга под коленки. Тот снова упал, но, когда девушка подскочила к нему с намерением удержать, перевернул её и прижал к земле.
- Уходи сама, если хочешь, но ты не помешаешь мне. Я могу сделать всё, что захочу.
- Так захоти очнуться, оно уже близко!
ущество уже добралось до вершины горы и теперь наблюдало за двумя фигурками внизу. Потом поползло по красному склону.
евин поднялся с земли и усмехнулся. Рэнка смотрела на него с отчаянием.
- Рэна, я его не боюсь. - сказал он и пошёл вперёд, к зверю.
Так далеко дело ещё ни разу не заходило и девушка не знала, что делать. Она лежала посреди австралийской пустыни в пижаме с динозавриком, джинсах и кроссовках. Песок забился в волосы, под одежду, скрипел даже на зубах, существо, оказавшееся большим чёрным то ли змеем, то ли драконом, с белыми звёздами-точками по всему телу, ползло по пустыне прямо к Кевину и явно не собиралось приглашать его на чашку чая.
Рэнка схватила рюкзак и побежала вперёд, прямо на змея. Змей удивлённо остановился, посмотрел и пополз вперёд с удвоенной скоростью.
"Птица-сизоворонка будит всех заснувших в степях, лугах и на опушках, чтобы их не съели дикие звери," - вдруг пронеслось в голове у Рэнки.
Она незаметно вытащила из рюкзака военный нож и спрятала его в рукаве пижамы, придерживая лезвие между ладонью и согнутыми пальцами.
Вот они со змеем совсем близко, метров тридцать. Двадцать. Вот он, совсем близко, остановился и пытается сбить её с ног огромным хвостом. Рэнка схватила хвост и ударила его ножом, не успев ничего сообразить. К счастью, змей оказался вполне живым и осязаемым.
Рептилия зашипела и, стряхнув девушку с себя, бросилась на неё. Рэнка отскочила и полоснула змея по уху. Сзади что-то закричал Кевин.
"Ну всё, сейчас оно ещё раз развернётся - и всё," - подумала Рэнка, глядя на странно урчащего змея, медленно разворачивающего шею. Она встала с песка и, выставив нож, побежала прямо на него.
Змей, наконец, развернулся, сделал выпад, и тут что-то тёмно-зелёное налетело на его шею, отклонив страшного зверя от Рэнки. Раздалось очень громкое шипение и звук удара об землю, змей покачался немного над Кевином, но тут же развернулся к Рэнке.
"Сейчас наступит потоп. Ты растворишься во мне, мы уснём - и наступит потоп, которого так ждёт наш остров," - подумала девушка.
"Какой, к чёрту, потоп?" - подумала она же.
"Потоп. Всемирный потоп, Улуру снова станет островом, а не пустыней. Мы будем плыть. Не беспокойся."
Её подхватило что-то тёмное и тёплое, обвило темнотой и подняло вверх, к синему небу. Она попыталась расправить руки, но они были связаны темнотой. Тогда Рэнка стала вырываться, чтобы расправить руки. Ей хотелось лететь.
И вдруг волна отступила и Рэнка упала на землю, а змей очень громко зашипел и забился, пару раз даже ударив обоих - и Кевина, и Рэнку. Рэнка заметила, что над верхней губой у змея торчит ручка от ножа.
Рептилия зашипела и поспешила скрыться обратно в свою звёздную нору. Её противники смотрели на то, как она уползает.
- Он тебя почти сожрал, - сказал, наконец, Кевин.
- Я уже поняла, - Рэнка передёрнулась. На рукаве пижамы краснело яркое пятно крови. - как же это я её так умудрилась?
- В какой-то момент он, наверное, подумал, что уже задавил тебя и ослабил кольца, а ты вдруг как-то потянулась и всадила нож в губу. Ты словно заснула.
Рэнка улыбнулась.
- Сам был бы не лучше.
- Ты очень бледная.
евушка посмотрела на гору и высохшую траву вокруг.
- Кевин, а как мы отсюда будем выбираться?
**
Рэнка запретила снимать одежду и заставила соорудить головные уборы из веток деревьев, росших у подножия горы. Солнце выжигало кожу, как сумасшедшее, голова у обоих уже начинала кружиться от усталости и жары, а никаких домиков и туристических станций и в помине не было. Сбоку всё время был гигантский монолит, который и не думал кончаться.
Они рассчитывали обойти гору и встретить туристов, но пока что не нашли ничего, кроме довольно скверной дороги.
- Давай немного отдохнём, - прохрипел Кевин. В горле от жары совершенно пересохло. Они пытались найти родник, которых, по словам Кевина, в окрестностях Айерс Рок должно было быть довольно много. Не найдя ни одного, попробовали жевать листья, как оказалось, ужасно горькие на вкус.
- Ну ладно, - смилостивилась Рэнка и села прямо посреди дороги. Кевин, добравшийся до Австралии столь экстравагантным способом, почему-то не мог повторить фокус второй раз, а дверь у пруда работала только в одну сторону. Как добраться теперь до дома, они не очень представляли. Нужна была любая дверь у воды - воду, а тем более, дверь, они найти не могли.
- Кажется, у меня солнечный удар, - сказал Кевин. Рэнка кивнула.
- И у меня.
Он посмотрел на девушку, сидящую на дороге в центре неизвестности. На ней была залитая кровью пижама с динозавриком, а на её голове красовалось гнездо из зелёных веток, которое должно было хоть немного предохранять от солнечного удара.
- Я слышал, что днём в пустыне нужно спать, лучше в тени и закопавшись в песок. Тогда воды меньше теряется, - изрёк Кевин.
- Можно снова вернуться к деревьям, - нет тут никакой станции на дороге.
- А что там блестит такое?
- Где?
- Видишь, где гора выползает чуть ли не на дорогу?
- Ну. А, точно, вижу! Это машина, Кевин!
Девушка побежала вперёд, в ожидании встречи с цивилизацией.
- Стой!
Она остановилась. Кевин медленно подошёл к ней - ему явно было очень тяжело идти и он валился с ног от усталости.
- Ты очень быстро устанешь. Ещё больше перегреешься.
До машины, стоявшей на большой стоянке для посетителей Айерс-Рок, идти было пятнадцать минут. С каждой минутой на солнце становилось всё жарче и жарче, но, в конце концов, цель была достигнута.
Целью оказался небольшой, покрашенный кое-как в белый цвет, джип, на заднем сидении которого лежали разные инструменты и стоял синий переносной холодильник. Рэнка прилепилась к горячему стеклу и вдруг услышала, как сзади что-то упало. Она обернулась и увидела друга лежащим на песке рядом с машиной.
- Эй, люди! - крикнула она, но тут же вспомнила, что находится в самом центре Австралии и добавила по английски:
- Anybody?
Никто не отозвался ни на второй, ни на третий раз - видимо, владелец машины был далеко.
Девушка схватила с земли небольшой камень и разбила окно машины. Сигнализации в древнем джипе, по всей видимости, никогда не было, что огорчило Рэнку - неизвестно, когда придёт владелец, который мог бы им помочь. Она выдавила осколки стекла, открыла дверь изнутри и вытащила холодильник.
Лёд, который Рэнка соскребла со стенок холодильника, показался обжигающим, от него ощутимо заболели руки. Ещё он таял прямо на глазах и девушка поспешила положить его на лоб и шею Кевина, до сих пор лежавшего без сознания. Через секунд десять парень пришёл в себя, но двинуться по-прежнему не мог.
- Ты слышишь меня?
- Да.
- Это из-за змея ты так?
- Из-за всего. Не знаю, как вообще до сюда добрался.
Рэнка с горем пополам затащила друга на заднее сидение машины, которое, всё же, было попрохладнее и потенистее, чем тот песок, на котором он лежал, и достала из холодильника бутылку воды.
Напившись, она закрыла бутылку и откинулась на спинку автомобильного сидения. Кевин бессильно полулежал на том же сидении и внимательно за ней наблюдал. Рэнка закрыла глаза на секундочку и мгновенно уснула.

Проснулась Рэнка уже вечером, от того, что Кевин тряс её за плечо, тыкал в бок и всячески пытался разбудить. Стало уже заметно прохладнее, и мокрая насквозь от пота майка противно прилипала к телу.
Судя по всему, владелец джипа до сих пор не появлялся.
- Ну, проснулась? - Кевин уже вполне пришёл в себя, но всё равно ещё был довольно бледным. Рэнка потянулась к холодильнику, достала бутылку и выпила ещё воды.
- Угу. А что, он так и не пришёл?
- Нет. И не придёт до послезавтра. У них праздник, День Труда, и поэтому сегодня выходной, а завтра суббота и воскресенье. Тут в календаре... - он взял было с переднего сидения календарь, но тут же отложил его, - впрочем, это совсем не важно.
- День Труда? Октябрь же...
- Ну да, - кивнул Кевин, - у них весна. Октябрь в Австралии - это типа как май, а ноябрь - уже готовый июнь. Но это не важно, Рэна!
Он исполненным аристократизма жестом открыл дверь джипа и указал на неё.
Что это, Рэна?
Девушка удивлённо посмотрела на него.
- Дверь?
- Верно, дверь! А это что? - Кевин указал на бутылку воды в руках у Рэнки.
- Вода. Ты чего, малыш?
- Для того, чтобы обеспечить нам путешествие домой, нужна дверь рядом с водоёмом.
Рэнка фыркнула.
- Подобного бреда я ещё от тебя не слышала. Водоём из двух с половиной бутылок воды и дверь от джипа? Дверь ещё ладно, но я не замечала за собой способности куда-то перемещаться, скажем, когда на улице...
Несмотря на выпад Рэнки, Кевин продолжал самодовольно улыбаться и гордо кивать, поэтому девушка замолчала и испытующе поглядела на него.
- Знаешь ли ты, Рэна, откуда вода, которую мы пили?
- Ну?
Он взял бутылку из рук девушки и прочитал то, что было написано на ней чёрным маркером.
- "Uluru spring, Thu 01.10". Вода взята из источника Улуру, находящегося в пещере. Она предназначалась для анализа, но владелец машины забыл, что сегодня праздник и лаборатория не работает. Он исследователь, изучает подземные воды Улуру, то есть, Айерс Рок и происхождение самой горы, или что-то в этом духе. Так вот, он оставил эти бутылки в холодильнике, так как воду вполне можно пить, а сам уехал домой на другой машине. Этот драндулет постоянно здесь стоит, как я понял.
Рэнке вдруг стало спокойно. Опасность миновала, можно было больше не вершить подвиги и не выручать Кевина, теперь он взял на себя ответственность за их выживание в пустыне. Ей оставалось только в нужный момент взять его за руку и под шум воды провести через дверь. И снова оказаться, например, дома, в тёмном коридоре.
Всё же, она видела несколько проблем, но была уверена, что друг всё предусмотрел.
- А как ты заведёшь эту штуковину?
- Не буду заводить. Тут до источника идти полчаса, к тому же, сейчас вечер и попрохладнее. А дверь действительно придётся сделать на месте из травы, веток или из чего там.
Рэнка открыла дверь с выбитым стеклом и вышла на улицу. Гора поменяла цвет, и теперь словно горела оранжевым огнём. Песок под ногами пах так же, как песок и улицы вечером в Сочи, и так же обдавал ноги приятным теплом. Здесь темнело гораздо медленнее, чем в Сочи, и Рэнке с Кевином вполне удалось бы дойти до родника по туристической тропке, обозначенной на подробной карте окрестностей горы. Карту Кевин нашёл вместе с записями исследователя в машине.
Тропинка местами, конечно, напоминала ту пустынную дорогу, по которой они шли с утра, но по сторонам её росли деревья, сама она была выложена щебёнкой и огорожена невысоким металлическим заборчиком. В одном месте пришлось даже перелезть через турникеты - верный признак цивизилации. О реальности сегодняшнего приключения напоминали только залитый кровью рукав Рэнкиной пижамы и пустые ножны от ножа. Впрочем, чаще всего не оставалось вообще ничего, кроме воспоминаний, что могло бы напомнить о чудесах, поэтому девушка об этом не особенно задумывалась.
Родник Улуру оказался небольшим прудиком, на другом берегу которого как раз находилась пещера, наверное, проеденная давным-давно водопадом. Рэнка прямо в одежде, сняв только кроссовки, осторожно спустилась в холодную воду и немного поплавала. Вот и кровь немного отошла с рукава - теперь о страшном звёздном змее напоминало только размытое бурое пятно.
Кевин бросил в воду несколько длинных веток и охапку прочной пустынной травы. Рэнка без труда переправила их на другой берег.
Камни, казавшиеся гладкими издалека, при ближайшем рассмотрении стали шершавыми, как и любой песчанник, с множеством бугорков и трещин - видимо, от перепада температур и ветра. Стоять на тёплых камнях было приятно, и купание в экзотическом роднике в центре австралийской пустыни до больного напоминало Рэнке купание в небольшой речке средней полосы России.
В зарослях австралийских кустов ломал ветки Кевин, солнце удлинняло тени так, что они казались совершенно ирреальными, слишком чёрными и слишком длинными для того, чтобы не быть волшебными. Трава и ветки плюхались в воду, как огромные зелёные и чёрные рыбины. По запаху Рэнка поняла, что ветки - не что иное, как эвкалипт и тут же осознала, что маслянисто-свежий запах, буквально висевший в воздухе рощиц вокруг горы, был запахом эвкалипта.
Потом, когда на берегу скопилось уже много веток, Кевин переплыл пруд и стал связывать ветки травой. Рэнка сидела рядом на тёплых камнях и мяла пальцами листики эвкалипта.
- Кевин, а ты помнишь, когда мы были маленькие и учили английский у Рори и Мары? - вдруг спросила она.
- Конечно, - ответил Кевин, не отвлекаясь от своего занятия, - а что?
- И как на Алтай ездили помнишь?
-Ага. Там ещё такое поле было и горы всюду вокруг. И ветер снегом пах, это я помню.
- Кевин, а помнишь, однажды ночью Мара рассказывала нам про птицу-сизоворонку? Про то, что она будит всех, кто уснул в степях, лугах и на опушках?
Он перестал перевязывать ветки и задумался. Потом улыбнулся.
- Не помню ничего подобного.
- Помнишь!
- Да не помню я. Раз говорю, что не помню - значит, не помню. К чему ты про эту птицу?
- Знаешь, я всё детство и даже сегодня думала, что я - как сизоворонка, бужу всех, кто уснул вдалеке от своего дома, чтобы их не съели дикие звери.
- Ты не сизоворонка. Ты - девушка.
- Железно, - улыбнулась Рэнка
Солнце уже село к тому времени, как Кевин закончил дверь, и доделывать пришлось в лиловатых остывающих сумерках.
- Теперь можешь вернуться? - спросил он.
- Угу, - ответила Рэнка и взяла Кевина за руку. Другой рукой она открыла дверь и шагнула внутрь.
В ночном подземном переходе проходили иногда люди, сидел бомж с двумя собаками и играло радио из музыкального ларька. Рэнка и Кевин вышли из двери служебного входа, неизвестно откуда взявшегося в подземном переходе и отправились домой.
Шелли открыла дверь в комнату. Рэнка тут же повернула голову в её сторону - спать после шести часов сна в машине не хотелось. Шелли махнула рукой, позвала подругу на кухню. Та быстро вылезла из-под одеяла и скользнула за открытую дверь.
- Ну что, разбудила? - спросила Шелли
- Нет, милая Шелли, - грустно улыбнулась Рэнка, - никогда не разбужу.
Шелли вздохнула и посмотрела в свою кружку с чаем.
- Шелли, а ты сама помнишь этот рассказ про птицу-сизоворонку, ну, как всё было?
- Помню, конечно. Почему ты спрашиваешь?
Рэнка встала и подошла к черневшему во двор окну, глядя на жёлтые огоньки дома напротив, погладила по жирным листикам денежное дерево и сказала темноте:
- Знаешь, я зачастую сомневаюсь, а существовала ли когда-нибудь птица-сизоворонка?

@темы: Творчество, Зелёная Кнопка

URL
   

Зелёный Круг

главная