10:22 

Зевок #22

Рассказ Nevklidy


Облака скользили внизу белыми лужами. Где-то за ними едва проглядывалась муть земли, о которой не хотелось даже и думать. Ветер врывался в уютный, но тревожный мир, проносился по телу, морозил кости, пытался свести мышцы короткой, колючей судорогой, - и исчезал, не оставляя следа, давая возможность порезвиться своим братьям, - а их здесь было неизмеримо много: всё-таки именно здесь был их дом.
И не было никаких ощущений – только облака, проносящиеся…
- На что уставился?! Так и хочешь тут простоять до старости?! И не надейся! А ну…НЕ СПАТЬ!
Могучая, обутая в блестящий чёрный армейский ботинок нога нанесла мастерский, идеально выверенный, смачный удар. Зад обожгло, и облака стали чуть ближе.

- Вы помните, кто выиграл..? Вы помните, кто выиграл..? Вы помните, кто выиграл..? Вы помните, кто вы..?
- Черенков!
- Вы помните, кто вы..?
- Егор! – русоволосого тряхнули за плечо. Зелёные глаза посмотрели на лейтенанта изумлённо.
- Ты заснул тут что ли? Не спать!..
- Я…а, нет. Просто в первый раз такое вижу…товарищ лейтенант.
- Чего только не бывает, - равнодушно пожал плечами офицер. – Пошли уже.
Егор снова взглянул на помятый, слегка обуглившийся дисплей, на котором высоколобый лысый мужчина в пиджаке вещал невидимой аудитории.
- Вы помните, кто вы..? Вы помните, кто..?
Егор поднялся, стараясь не обращать внимания на гипнотическое лицо рассказчика, раз за разом морщившего лоб и поднимавшего вверх указательный палец. Взял со стола рюкзак, закинул на плечо и неуклюже козырнул лейтенанту. Тот кивнул, слабо улыбнулся и с явным удовольствием пошёл из изуродованной, почерневшей комнаты с уродливыми, оплавившимися потолками, свисавшими сверху безобразными сталактитами, и треклятым, чудом уцелевшим видеотроном.
Лейтенант шёл быстро и уверенно, а коридор шёл прямо. Егор поспевал легко и старался не задумываться ни над чем, хотя голос всё ещё был слышен: «Вы помните..? Вы помните..? Вы помните..? Вы..?»
Коридор пошёл под уклон и в конце концов свалился вниз крутой винтовой лестницей. Военные сделали несколько оборотов, миновали пару дверей, - и оказались в ангаре, оценить размеры которого невозможно было из-за темноты. Яркий луч круглого прожектора чётко выхватывал большой круглый стол, словно забывая рассеиваться и освещать пространство вокруг.
Егор опоздал.
Капитан Ромбич посмотрел на новобранца укоризненно, но промолчал. Черенков в два прыжка оказался у стола и занял свободное место: оно оказалось и ближайшим, и единственным.
- Все в сборе, - констатировал Ромбич хрипловато и пригладил идеальную 0,5-стрижку. Егор украдкой посмотрел налево: там сидела девушка.
- Не время для знакомств! – заметив, рявкнул капитан – и тут же добавил:
- Хотел бы я сказать…но это не так. Потому что вы – Первый Особенный Взвод Войск Зеро-Назначения, - офицер покосился на свой погон, на котором красовался «0», - А я – ваш командир, Мстислав Радеич Ромбич. Для вас – «товарищ капитан». Почему «Зеро-Назначения», спросите вы? Да потому, что никто толком не знает, чем вы будете заниматься. Сейчас вам достаточно знать только то, что вы – элитное подразделение, которое будет выполнять самые сложные задачи. Лейтенант Дюймер, приступайте!
Что-то щёлкнуло, и из середины стола появился небольшой голографотрон.
- Новобранцы! Знаете ли вы, с кем мы воюем?
-…
- Так я и думал, - тут же заявил лейтенант. – Знайте же, наши враги – ужасные гуффы, коренные обитатели этой планеты. Они – опаснейшие монстры! И весьма коварны.
Голографотрон почти бесшумно включился, и над столом зависла полупрозрачная фигура существа, больше всего напоминавшего гибрид кенгуру с крокодилом. Массивные нижние конечности заканчивались костяными платформами, края которых опасно блестели. Из брюха торчали две короткие лапки, каждая из которых держала по бластеру. Массивные, почти до колен руки размахивали огромным мечом. Зубастая пасть при этом ехидно ухмылялась, изредка щеголяя расстроенным языком. Тройным (видимо, для симметрии) был и толстый хвост.
- Так выглядит типичный гуфф, - пояснил Дюймер.
- Правда, картинка несколько приукрашена, - добавил Ромбич. – Мечи у них поменьше, да и в квазилапах не бластеры…
- Но это не делает их менее опасными! – заверил Дюймер.
Один из новобранцев хотел было поднять руку, но передумал.
- Вам интересно, как эти примитивные создания смогли доставить нам столько неприятностей? Эта история печальна. Слушайте и смотрите!
Изображение сменилось. Теперь гуфф, другой, с красноватым гребнем на голове, но не такой мускулистый, держал в каждой руке по прозрачному шарику.
- Мы называем таких гуффов колдунами, - голос Дюймера стал мрачным и даже мог бы показаться зловещим, если бы не излишняя театральность. – Каким-то образом они генерируют вокруг себя особое электромагнитное поле, которое выводит из строя всю электронику в радиусе пятидесяти метров. Если же колдунов больше одного, то их поля входят в резонанс, и радиус увеличивается. Технические подробности оставлю занудам-научникам и перейду к сути: всё наше стандартное оружие оказалось выведенным из строя, а к такому повороту событий мы были не готовы. В итоге нам пришлось отстреливаться от них пневматическими гвоздозабивателями и отмахиваться газовыми ключами и кусками труб. Степень разрушений вы видели. Потери – чудовищны. И именно вам, юнцы, предстоит стать последней надеждой!
Ромбич хлопнул в ладоши, Дюймер умолк, и голографотрон убрался обратно в стол.
- Остальное – завтра. А сегодня, в честь вашего прибытия, даю на сон 8 часов. По койкам шагом марш!

Наутро все бодрились, но синяки под глазами выдавали новобранцев с головой. Не спасло даже то, что комнаты – двухместная, трёхместная и одноместная – оказались на удивление уютными: напротив, это не могло не настораживать. Тем более что форт Маузер в целом находился в ужасающем состоянии и больше всего напоминал швейцарский сыр с плесенью, на котором преобладали дырки и плесень: видно, битва с гуффами была действительно жестокой.
Длинный, огромный патлатый парень, чьи русые волосы были собраны в хвост, сутулился, пытаясь стать ниже хоть на полголовы. Девушка была накрашена. Егор Черенков стоял в конце строя и думал о том, насколько странными бывают люди, - а вместе с ними и их защитные механизмы.
Капитан Ромбич возник из люка в полу прямо возле Егора, и конец строя стал его началом.
- Бодрое утро, сынки!
- ЗдражелатовакаанРомбич! – почти бодро отозвались новобранцы.
Широкоплечий, высокий, сколоченный из стали капитан оглядел строй скептическим взором.
- Думал, будет хуже. Для первого раза сойдёт. Дзюбр, спину прямо! Бескова, марш умываться! И знайте, что вообще-то за это всё наряды вне очереди! Гордитесь тем, что вас всех сюда отобрали!
Новобранцы украдкой переглянулись, и во взглядах их читалось удивление. Невысокая Бескова, фигура которой не угадывалась под мешковатой формой, прибежала обратно в строй.
- А теперь – перекличка! Названный делает шаг вперёд и коротко рассказывает о себе. За каждой предложение сверх меры – наряд вне очереди.
«Какой-то он…непоследовательный», - отметил про себя Егор, судорожно пытаясь придумать речь. – «И где эта мера..?»
- Вертич!
Вперёд шагнул парень, фигура которого больше всего напоминала квадрат. Кожа цвета красной глины, на которой виднелись странные белые полосы, сочеталась с формой землянисто-горохового цвета не лучше, чем селёдка с молоком.
- Гайко Вертич, - сказал он глубоким, тяжёлым голосом. – Двадцать лет, планета Прума-3, система Овцебыка. Ученик шамана, - и шагнул обратно..
Ромбич одобрительно кивнул.
- Дзюбр!
Из строя выступил великан.
- Ари Дзюбр, - чуть волнуясь, произнёс он. – Восемнадцать лет. Планета Хеттри, система Буйвола. Работал на буровой станции. Буддист.
- Это ненадолго! – хохотнул Ромбич и хлопнул Дзюбра по плечу, отправляя того в строй.
- Киркегор!
- Керкегор, - поправил мрачный парень в синих очках, закрывавших поллица. Он казался самым хилым из новобранцев. – А лучше – Кьеркегор. Птолемей Кьеркегор II. Планета Пепельная, система Гиацинта. Профессиональный эзотерик.
«А о возрасте он не…»
- Эзо…кто? – удивился Дзюбр.
- Эзотерик, - терпеливо, но без особой радости объяснил Кьеркегор. – Трансерфинг, ченнелинг, спиритизм, третий глаз…
Гигант из системы Буйвола сделал умное лицо и кивнул. Птолемей сделал шаг назад.
- Чемоданов!
- Гектор Чемоданов! – браво представился неказистый долговязый паренёк, примерно одной с Егором комплекции, сероволосый и голубоглазый. – Восемнадцать лет. Прапраправнук Героя Вселенной Пола Чемоданова. Только что закончил Академический Колледж Внешней Торговли имени президента Кибернетический Корпорации Арктура.
Ромбич неуловимо изменился в лице, но, что именно произошло, Егор понять не смог.
- Черенков!
Гектор юркнул в строй, и последний из новобранцев мужского пола шагнул вперёд.
- Егор Черенков. Девятнадцать лет. Закончил второй курс факультета психологии Урало-Сибирского Университета.
- А это где? – удивился Дзюбр.
- Как где? – не понял Егор. – Урало-Сибирская Агломерация. Западный, Екатери…
- Земля, - объяснил Ромбич. – Это на Земле.
- Настоящий землянин?
- Как видишь. Дзюбр.
- А ты думал, у нас три глаза и восемь ног? – рискнул пошутить Черенков.
- Я думал, вас нет, - просто ответил Ари из системы Буйвола. – А вы есть!
- Отличное замечание, Дзюбр, - кивнул Ромбич. – Но хватит об этом. Ноги и всё остальное пересчитаете позже…Бескова!
Девушка явно нехотя шагнула вперёд, тут же почувствовав на себе хоть и разнообразные, но однозначно оценивающие взгляды сослуживцев.
Увы, волосы, как и фигура, были спрятаны – под беретом. Видеть можно было только капризно-пухлые губки и прямо, тонкий нос с еле заметной горбинкой.
- Капитан Ромбич, сэр!..
- Один алфавит для мальчиков, другой – для девочек. Тема закрыта.
Девушка насупилась и забубнила:
- Ольга Бескова, система Йоты Карбункула. Выпускница Подготовительной Предакадемии Лётного Спецкорпуса «Шизоид».
«О возрасте умолчала. А Дзюбру, когда будет клеиться, наверняка скажет, что у того ещё молоко на губах не обсохло…»
- То-то же, мальцы! Среди вас только у одного…одной есть хоть какое-то представление о службе! Конечно, пилоты – расфуфыренные снобы и моральные уроды…но! Тоже армия!
Оля скривилась: Егор подумалось, что нечто подобное, только в адрес пехоты, она слышала не один и не два раза.
- …поэтому подготовка ваша будет интенсивной и беспощадной. Командиром отделения назначаю…Черенкова!
«Какого чёрта? Три хвоста крысоблина! Почему…?»
- По залу бего-ом марш!

То, что было дальше, Егор помнил скверно. В голове вертелись образы, пейзажи, картины: все размытые, серо-сумрачные, - и обрывки фраз.
В основном Ромбича.
- …Слушать сюда во все уши! Это – Стандартная Модифицированная Предназначенная Для Ведения Секретных Операций Плазменная Автоматическая Штурмовая Винтовка С-9х3ч «Клык Бурундука». Кнопок на ней всего две – это спусковая и БОЛЬШАЯ КРАСНАЯ под надёжным пластиковым колпачком, на ней ещё написано «Не нажимать!»…что? Почему иероглифами? Да вот же я вам перевожу, вот почему, олухи! Так вот, нажимать её действительно НЕ СТОИТ. Ах, да, ещё есть предохранитель, но вам он не понадобится…Всё запомнили? А теперь слушать сюда крепче! Эта дрянная пушка вам не понадобится!..
- …Водится ли кто-то в этой реке? Да даже если водится, понюхает носки Дзюбра – и вымрет. Поэтому в воду – бегом марш! Остальные, чего стоим? Не спать!
- ..Что значит «отвесные»? Не нравится ползти – взлетайте!
Птолемей в тот момент зло сплюнул, отпустил руки, оттолкнулся ногами от уступа и мягко перелетел на ближайшую широкую платформу метрах в десяти выше – и, тяжело дыша, с грохотом свалился на неё.
- Что это было?!
- Эзотерика, Дзюбр, - сказал Егор сквозь зубы, карабкаясь. – Эзотерика.
Гайко чертыхнулся, пробормотал что-то про Маниту и оказался на платформе в три прыжка. Ромбич стоял на вершине и улыбался, но этого, к счастью, никто не видел.

Егор проснулся – и чрезвычайно этому обрадовался. Ему снились Ромбич и Дзюбр, поющие дуэтом что-то о «зелёненьких нептунианских орхидеях». Оба были в семейниках, нелепых майках, шапках-ушанках и почему-то калошах. Ромбич при этом играл на баяне, а парень из системы Буйвола – на каком-то немыслимом инструменте, сочетавшем черты волынки, синтезатора, пивной бутылки и лопаты.
Черенков посмотрел направо. Вертич, его сосед по комнате, смотрел в потолок, скрестив могучие руки на груди.
- Доброе утро.
- Доброе, Егор. Кто такой Банк Полтинник?
- Не знаю, - удивился Черенков. – А что?
- Ночью ты несколько раз выкрикивал «Спаси меня, Банк Полтинник!», «Банк, да будет рок!» и ещё что-то в этом роде.
- Не знаю, - повторил Егор.
- Неучи! – голос Ромбича прогремел совсем рядом. – Банк Полтинник – это лидер легендарной группы «Сопли Нервоплясова»! Они при прадедах ваших играли, да как!
Вертич и Черенков переглянулись. Землянин нахмурился.
- Не спать! – весело рявкнул Ромбич. – Бескова уже пять минут как в душе!

Чемоданов закончил затяжной зевок за мгновение до того, как Ромбич предстал перед бравым отрядом.
- Сегодня, лодыри, у меня для вас важное объявление!..
Егор насторожился.
- Начиная с сегодняшнего дня, ежедневно, кроме занятий по физподоготовке, стрельбе, единоборствам и тактике военных действий, будут проводиться уроки боевой психологии, истории, ксенозоологии…и ещё вас начнут готовить ко грядущей операции.
Черенков просветлел. «Тактикой военных действий» у Ромбича назывались плавание, скалолазание – и всё прочее, что не придёт в голову здоровому человеку, - так что занятий в помещении до сих пор не было.
- …на лекцию!
Под теорию Ромбич отвёл крохотную комнату в третьем подвале форта. Она была тесная, мрачная, грязная, несуразная, угнетающая – однако, имела два больших достоинства: этот чулан был совершенно цел и почти полностью обклеен постерами из «Cosmic Girl» и «Alone in the Space».
Оля позеленела и спряталась в углу, за дальним столом. Дюймер, который вошёл последним, таща под мышкой огромную интерактивную панель, еле заметно ухмыльнулся и поправил очки.
- Ромбич уже ознакомил вас с вашим оружием, не так ли? – поинтересовался лейтенант, вешая панель на стену и стараясь при этом не закрывать прелести самых очаровательных «Космических Девочек».
- «Автомат Калашникова 5232М», не так ли? Что можете сказать о нём?
- Громкий! – простонала Оля из своего угла.
- Именно! - торжествующе воскликнул Дюймер. – Громкий! Видите ли, создатели АК всегда отличались здоровым прагматизмом и экономили на шумоподавлении, делая упор на более важные вещи. А ещё прагматичнее были производители палёных АК.
- И..? – недовольно надавила Бескова.
- А вы не задумывались о том, почему вам выдали именно это оружие?
«А ещё сапёрные лопатки, дубину Дзюбру и топор Вертичу…»
- Они мощные? – предположил Чемоданов.
- Твой череп не пробьют, - заверил Дюймер. – Но ты почти прав. Другие предположения?
- Нам не важен уровень производимого шума, - сказал Егор. – Значит, либо мы совсем обезумели, либо гуффы глухи, как прыгающие грибы-вампиры с Бетельгейзе.
- Прекрасно, - кивнул Дюймер. – Значит, хоть из кого-то Ромбичу не удалось выбить последние мозги. Гуффы «слышат» электромагнитные поля, так и общаются. Звуковой диапазон волн для них не существует, так что Дзюбру можно не петь: на гуффов такая психическая атака не подействует…Итак, приступим. Тема сегодняшней лекции – «Анатомия гуффов»...
Егор осмотрелся. Чемоданова и Дзюбра, особенно в этой комнате, интересовала совсем другая анатомия. Киркегор (Керкегор! Кьеркегор!!!) медитировал. Оля красила ногти. Вертич точил топор. Черенков вздохнул и сосредоточился на лекции.

- До вашего задания, бездельники, осталось совсем немного, и сегодня у нас одно из самых важных! Сегодня мы придумаем вам позывные! На раздумья, - Ромбич задумался. – Пять километров!
Егор размышлял.
«А почему я вообще думаю? Не вообще, а сейчас? Неужели этот урод заставил меня вернуться к тому, с чего я когда-то начинал – «Кто, если не я?» разве это не глупость? Разве приемлемая причина? Ромбич, Ромбич…надеюсь, ты делаешь это не специально…»
- Ну, как бежалось?
- Лучше не бывает, - отозвалась Бескова, пытаясь стряхнуть с ботинок что-то вязкое, мутно-фиолетовое и дурно пахнущее.
- Я так и думал, - лучезарно улыбнулся Ромбич. – Ну, что придумалось.
- Новое проклятиен, - ответил Птолемей.
- Не то, - покачал головой капитан. – Дзюбр, Чемоданов?
Парни виновато развели руками.
- Я думала, как бы не умереть от удушья, - Оля сыграла на опережение.
- Черенков?
Егор вздохнул.
- Кое-что, - уклончиво ответил он. – Например, гайко – однозначно Шаман.
Вертич, у которого про позывные даже не спросили, поднял на соседа по комнате удивлённые глаза. Егор кивнул.
- Ки…Ке…Кьеркегор – Гуру.
Птолемей промолчал.
- Дзюбр – Буйвол.
Паренёк с планеты Хеттри просиял.
- Гектор – и есть Гектор. Вполне героический позывной. Я бы никогда не догадался, что это настоящее имя.
Чемоданов что-то смущенно пробормотал о семейной традиции и своём дедушке по фамилии Шлиман, - но на него не обращали внимания: Егор повернулся к Оле, и та смотрела на Черенкова как минимум с вызовом, а скорее – с раздражением.
- Фурия.
Бледная кожа Бесковой пошла красно-зелёными полосами, и Егор поспешил объяснить:
- Фурия – это богиня возмездия из латинских мифов. Кровожадна и непоколебима, - но преследует только тех, кто это заслужил.
Полосы начали медленно перетекать в мертвенную синеву, не сулившую ничего хорошего, но Егор успел как раз вовремя. Или совсем наоборот. Оля сжала кулаки, уставившись в точку где-то за Черенковым. Куски земли и камни вокруг неё мелко затряслись, запрыгали, - взлетели, зависнув в воздухе ненадёжно и пугающе.
- По-моему, тебе подходит, - разрядил обстановку Птолемей, незаметно сложив пальцы в странную фигуру. – Женственно и опасно.
Егор благодарно кивнул.
- Ну, а ты кто будешь? – язвительно поинтересовалась новоиспечённая богиня возмездия. – Умник?
- Нет, - серьёзно ответил Черенков. – Не думаю, что мне это подходит.
- К тому же, красотка, - подал голос ромбич, всё это время стоявший чуть поодаль со сложенными на груди руками и ехидной улыбкой. – Умником звали одного из знаменитых героев прошлого.
Егор бросил на капитана странный короткий взгляд.
- Предлагаю дать командиру отделения позывной, - Ромбич сделал вид, что задумался. – Улисс.
Егор Черенков недобро сощурился. «Улиссом» звался корабль, на котором познакомились его бабушка и дедушка, Хлоя Федорсон и Михаил Бугаев.
- И как же мы будем называться? – спросил Чемоданов. – У нас есть позывные – значит, и у нашего отряда должен быть? Например, мой героический предок Пол Чемоданов служил в легендарном отряде…
- Мы помним, - сказал Егор.
- … «Спецподразделение «Зю», которое наводило ужас на всех врагов человечества и владельцев баров в нашем рукаве галактики!..

В последнее время Гектор стал разговорчивее – как, впрочем, и Птолемей. Гуру каждый день выкидывал новые фокусы..Чемоданов же оказался талантлив по-своему: это выяснилось в тот день, когда Ромбич загнал отряд далеко вглубь гуффской территории, и Гектор увидел патруль противников заблаговременно. Бинокль капитана утверждал, что расстояние до него было около семи километров.
Чёрные ботинки, разработанные специально для спецподразделений, меряли иссушенные солнцем буераки, а Егор, пропуская мимо ушей шутки и перепалки, думал.
«Дзюбр как-то нечеловечески силён. Чемоданов оказался зорче орла. Когда Бескова злится, всё вокруг ходунов ходит. Гайко вытворяет с собой и топром что-то немыслимое. Про Кьеркегора и говорить нечего…а я как оказался тут? Почему командир отряда? Не может же это быть только потому, что я..?»
- А вот и он! – провозгласил Ромбич. – Наш красавец!
Отряд вывалился на круглую площадку, притаившуюся в глубине тёмно-бурого скального массива. Посередине стоял «красавец» - сооружение непонятно зачем нужно и непонятно как функционирующее.
- Это дирижабль, балбесы! Ди-ри-жа-бль!
По лицам юных героев было видно, что поняли они толкьо «бль».
- Слушайте, олухи! – весело рявкнул капитан. – Дирижабль – это древнее средство передвижения по воздуху. Сверху – вот эта фиговина, похожая на мяч для бредобола – это большой резервуар с лёгким газом. А ниже – похожее на бронтозавра при смерти – это гондола, там размещены рубка, грузо-пассажирский отсек и двигатель.
- Двигатель? – поразился Чемоданов. – Но…
- Ха!
Егор нахмурился: он помнил, какой газ самый лёгкий и чем он опасен.
- …сгорания! На природном топливе! А теперь – марш на борт! Не спать, Улисс! Витор, заводи!
- Дирижабль! – бодро завопил Дзюбр и ринулся внутрь первым.
Черенков покачал головой и направился следом. Ромбич залез последним, и дверца-трап захлопнулась как раз в тот момент, когда дирижабль оторвался от земли.
Свет проникал внутрь сквозь маленькие круглые иллюминаторы, дуто специально застеклённые мутным. Очертание стали резче, контуры – грубее; бас Ромбича, хоть и приглушённый, бил по стенам, отражаясь снова и снова.
- Вы, ребята, - начал капитан вкрадчиво. – Это то, что изменит армию. Или хотя бы эту планету. И уж точно вас самих. Вы идёте вслед за великими героями прошлого – бойцами «Спецподразделения «Зю»: Джозисом Фёдорсоном, Яго ГерЛитвой, Мегом Кристфайром, екатериной Дорожко, Доном Заборсоном…Полом Чемодановым. Сейчас говорят, они могли управлять пространством и временем, силами стихий…всё это чушь собачья! Они были просто хорошими ребятами, которые знали, кто они и за что дерутся. А дрались они не за правительство или бабло, а за…чёрт знает что. Но всегда это было во благо человечеству. И вы можете с ними сравниться! Ваша Слава начинается здесь!
«Вот оно что. Неужели всё так просто..?»
- Расчетная высота набрана, сэр!
«Наверняка Дюймер сочинил…проникновенно. Чёрт! Двести тысяч вспышек Сириуса! Все они тут чем-то обладают. Чем-то, что намного глубже и дальше человеческих познаний – даже сейчас, когда, казалось бы, нам неподвластны уже _только_ пространство и время.
А я – совершенно обыкновенный…потомок двух величайших героев всех времён. И ещё я Улисс».
Егор потёр висок: боли не было, - просто надеялся, что думаться будет лучше. Не помогло – и Черенков решил проверить свой АК.

Улисс не верил, что на этом можно летать, пока Ромбич не спихнул его со скалы: руки и ноги растопырились сами собой, туго натянулись перепонки, и бесконтрольное падение превратилось в неловкое, но управляемое планирование. После того, первого приземление Черенков ещё пару дней боялся смотреть под ноги.
Не смотрел и сейчас. Ромбич предупреждал, что прыгать «солдатиком» опасно, но заставить себя кинуться в мутную зыбь облаков вниз головой Егор не мог.
Вертич мог. Гайко пронёсся мимо, но скоро «раскрылся»:разделяться было нельзя. Вскоре подоспели остальные: последним – Кьеркегор, которого Ромбич с коронным возгласом «Не спать!» буквально выбросил в бомбовый люк посреди мантры. Новоиспечённые спецподразделенцы взялись за руки, и Егор, чего нельзя было делать ни в коем случае, закрыл глаза.

- ..Помните, ваша цель – верховное командование гуффов. Когда приземлитесь на крышу, вам нужно будет спуститься вниз до шестого плюс один этажа и убить всех, кто встретится там.
- «Шестого плюс один»? – удивилась Оля. – То есть «седьмого»?
- Нет, - Дюймер покачал головой. – «Шестого плюс один». У гуффов шесть конечностей, поэтому считать они умеют только до шести. Некоторые исследователи считают даже, что, знай гуффы число «7», они уже изобрели бы футбол. Демократию и хип-хоп, - но лично мне кажется. что они явно перегибают палку. Вас, кстати, шестеро именно из-за этого свойства противника…

...продолжение в комментариях...

@темы: Зелёная Кнопка, Творчество

URL
Комментарии
2011-09-19 в 10:22 

читать дальше

URL
2011-09-19 в 11:41 

Редфайер
Чем утоляешь жажду? Водой или волной?
Ностальгииия)

2011-09-19 в 16:39 

Nevklidy
Hyperborean
Редфайер, по чему?

2011-09-19 в 16:39 

Редфайер
Чем утоляешь жажду? Водой или волной?
по Звездным Барсикам.

2011-09-19 в 18:44 

Nevklidy
Hyperborean
   

Зелёный Круг

главная